Городское обозрение красивых домов и квартир
Москва vs Петербург: и кто культурная столица?
В Москве один за другим расширяют музеи, а теперь еще и будут строить филиал Эрмитажа. В Петербурге не слышно о подобных проектах в области искусства. Ту ли столицу мы зовем культурной?

В конце апреля было одобрено выделение участка для строительства филиала Эрмитажа на территории бывшего завода ЗИЛ в Москве. Концепцию «московского Эрмитажа» разработал архитектор Хани Рашид, брат эпатажного дизайнера Карима Рашида. Адаптацией идей Хани Рашида к московским реалиям занимается бюро Speech Сергея Чобана. Эрмитаж отвечает за наполнение комплекса. По словам Михаила Пиотровского, главный акцент в московском филиале будет сделан на современном искусстве – кураторские выставки, инсталляции, перфомансы.

Музейный центр «Эрмитаж-Москва» станет филиалом Государственного Эрмитажа, и планируется, что он будет управляться исключительно Государственным Эрмитажем. Им же будут разрабатываться контент и программа мероприятий для московского филиала – выставки, образовательная деятельность, информационная поддержка.

Питер отстает?

В целом, в Москве постоянно расширяются музеи и появляются новые музейные пространства. Вокруг Волхонки сформируется музейный квартал Пушкинского музея. Расширяется Политех по проекту японца Джуньо Ишигами. Новую Третьяковку облагородит Рем Колхас. Музеи Кремля расширит Юрий Григорян. Рядом с Болотной площадью бывшая электростанция ГЭС-2 станет открытым музеем по проекту еще одной звезды – Ренцо Пьяно. В перспективе – работы по возведению нового здания ГЦСИ на Ходынке. В связи с этим некоторые эксперты считают, что по части новых музейных и выставочных пространств, как по архитектурным замыслам, так и по количеству, Петербург в последние годы заметно отстает от Москвы. Так ли это в самом деле?

Ментальное очищение

Генеральный директор компании «Леонтьевский Мыс» Игорь Оноков считает, что девелопмент и архитектура в таком городе как Петербург невозможны без понимания искусства: «Сама Северная столица обязывает девелоперов, особенно работающих в историческом центре, следовать градостроительному контексту, гармонично вплетать свои объекты в архитектурную ткань города. 

 

 

 

И, безусловно, чтобы строить в Петербурге, соблюдая эти каноны, требуются утонченное мастерство и глубокая любовь к городу, его истории. В этом смысле наш жилой комплекс “Леонтьевский Мыс”, построенный на стрелке Петроградской стороны, – пример такого подхода к архитектуре как искусству. Например, дизайн входных групп “Леонтьевского Мыса” разработан по проекту известной британской студии YOO и культового дизайнера Филиппа Старка, работы которого представлены в европейских и американских музеях – Мusée National d`Art moderne, MOMA, Brooklyn Museum, Design Museum».

По словам Игоря Онокова, разрабатывая интерьеры флагманского лобби, Старк создал пространство, которое является своеобразной гранью и отделяет внешний мир от домашней атмосферы, ментально очищает человека от неприятных мыслей, накопившихся за день. Сам Старк говорит о флагманском лобби как о результате очень творческого, чистого дизайна. Использование высоких технологий при разработке света, игра с цветом и стеклом, зеркальные эффекты погружают в своего рода волшебное место, где вы забываете внешний мир. Так, лобби представляет собой анфиладу из трех зон. В первой (с зеркалами и стеклами) вы видите свое отражение и как бы сбрасываете гнетущие мысли. Вторая – серая зона – свое­образная подготовка к очищению, которое совершается уже в третьей – белой зоне. На финише человек входит в квартиру «просветленным», то есть оставив весь негатив за порогом.

«Каждый элемент интерьера лобби, будь то диван из оникса, стул-призрак Louis Ghost, дизайнерское кресло, принт с глазами, отсылающий к картинам Сальвадора Дали, – сами по себе уже самодостаточные дизайнерские явления. А все вместе они создают ту незабываемую атмосферу, которая присуща интерьерам Филиппа Старка и легко узнаваема в любых точках мира – от Лондона до Нью-Йорка, Тель-Авива, Бостона и Гонконга», – утверждает Игорь Оноков.

 

 

 

 

 

 

 

Оригинальный материал читайте в журнале "Городское обозрение недвижимости"

 

01 июня  2018 г.

Москва vs Петербург: и кто культурная столица?

В Москве один за другим расширяют музеи, а теперь еще и будут строить филиал Эрмитажа. В Петербурге не слышно о подобных проектах в области искусства. Ту ли столицу мы зовем культурной?
Оригинальный материал читайте в журнале "Городское обозрение недвижимости"

 

  • В конце апреля было одобрено выделение участка для строительства филиала Эрмитажа на территории бывшего завода ЗИЛ в Москве. Концепцию «московского Эрмитажа» разработал архитектор Хани Рашид, брат эпатажного дизайнера Карима Рашида. Адаптацией идей Хани Рашида к московским реалиям занимается бюро Speech Сергея Чобана. Эрмитаж отвечает за наполнение комплекса. По словам Михаила Пиотровского, главный акцент в московском филиале будет сделан на современном искусстве – кураторские выставки, инсталляции, перфомансы.

    Музейный центр «Эрмитаж-Москва» станет филиалом Государственного Эрмитажа, и планируется, что он будет управляться исключительно Государственным Эрмитажем. Им же будут разрабатываться контент и программа мероприятий для московского филиала – выставки, образовательная деятельность, информационная поддержка.

    Питер отстает?

    В целом, в Москве постоянно расширяются музеи и появляются новые музейные пространства. Вокруг Волхонки сформируется музейный квартал Пушкинского музея. Расширяется Политех по проекту японца Джуньо Ишигами. Новую Третьяковку облагородит Рем Колхас. Музеи Кремля расширит Юрий Григорян. Рядом с Болотной площадью бывшая электростанция ГЭС-2 станет открытым музеем по проекту еще одной звезды – Ренцо Пьяно. В перспективе – работы по возведению нового здания ГЦСИ на Ходынке. В связи с этим некоторые эксперты считают, что по части новых музейных и выставочных пространств, как по архитектурным замыслам, так и по количеству, Петербург в последние годы заметно отстает от Москвы. Так ли это в самом деле?

    Ментальное очищение

    Генеральный директор компании «Леонтьевский Мыс» Игорь Оноков считает, что девелопмент и архитектура в таком городе как Петербург невозможны без понимания искусства: «Сама Северная столица обязывает девелоперов, особенно работающих в историческом центре, следовать градостроительному контексту, гармонично вплетать свои объекты в архитектурную ткань города. 

     

     

     

  • И, безусловно, чтобы строить в Петербурге, соблюдая эти каноны, требуются утонченное мастерство и глубокая любовь к городу, его истории. В этом смысле наш жилой комплекс “Леонтьевский Мыс”, построенный на стрелке Петроградской стороны, – пример такого подхода к архитектуре как искусству. Например, дизайн входных групп “Леонтьевского Мыса” разработан по проекту известной британской студии YOO и культового дизайнера Филиппа Старка, работы которого представлены в европейских и американских музеях – Мusée National d`Art moderne, MOMA, Brooklyn Museum, Design Museum».

    По словам Игоря Онокова, разрабатывая интерьеры флагманского лобби, Старк создал пространство, которое является своеобразной гранью и отделяет внешний мир от домашней атмосферы, ментально очищает человека от неприятных мыслей, накопившихся за день. Сам Старк говорит о флагманском лобби как о результате очень творческого, чистого дизайна. Использование высоких технологий при разработке света, игра с цветом и стеклом, зеркальные эффекты погружают в своего рода волшебное место, где вы забываете внешний мир. Так, лобби представляет собой анфиладу из трех зон. В первой (с зеркалами и стеклами) вы видите свое отражение и как бы сбрасываете гнетущие мысли. Вторая – серая зона – свое­образная подготовка к очищению, которое совершается уже в третьей – белой зоне. На финише человек входит в квартиру «просветленным», то есть оставив весь негатив за порогом.

    «Каждый элемент интерьера лобби, будь то диван из оникса, стул-призрак Louis Ghost, дизайнерское кресло, принт с глазами, отсылающий к картинам Сальвадора Дали, – сами по себе уже самодостаточные дизайнерские явления. А все вместе они создают ту незабываемую атмосферу, которая присуща интерьерам Филиппа Старка и легко узнаваема в любых точках мира – от Лондона до Нью-Йорка, Тель-Авива, Бостона и Гонконга», – утверждает Игорь Оноков.